Законодательство ссср в обласьт декретного отпуска

Бытует мнение, будто бы в советские времена каждая женщина обязана была трудиться на благо общества, иначе становилась жертвой уголовного преследования и наказания. В стране действительно была всеобщая занятость, принимались законы для наказания тунеядства, но это не мешало женщинам отдыхать, ухаживая за детьми. Также можно было взять время для ухода за больным родственником. Можно было вообще не работать, только вести домашнее хозяйство. В законах того времени были официально прописаны ограничения, применяемые правила.

При оформлении официального декрета представители власти озаботились, чтобы у женщины оставалась возможность кормить грудью чадо после завершения первичного отпуска. Между прочим, в России до Революции нехватка материнского молока и невозможность кормить грудью были ключевыми причинами младенческой и детской смертности. Эта проблема была решена буквально росчерком пера. В документе указывалось, что он справедливо применяется ко всем. Не играет роли национальная, расовая принадлежность, возрастная группа или религия, а также избранная отрасль трудовой деятельности.

О положениях документа

В медэнциклопедии, изданной в 1929-м, опубликовали рекомендации по питанию и уходу за младенцами. Здесь же рассказывали о двух типах учреждений, принимающих детей до достижения ими возраста школьников. Это были классические детские садики и открытые при промышленных объектах. Вторые позволяли женщинам отказаться от отпуска и начать ударно трудиться, не лишая чадо материнского молока. В те времена такое считалось совершенно нормальным. Кормящим и матерям, чьи дети не перешагнули рубеж годовалого возраста, давали общий перерыв и дополнительные паузы для кормления малыша. Частота – раз в три часа; длительность – полчаса. Допускалось увеличить частоту и повысить длительность, если возникала нужда.

Например, в штате Висконсин действует именно такое правило. А в Калифорнии оплачиваемый декретный отпуск начинается за 4 недели до родов (в случае осложнений срок может быть увеличен до 17 недель оплачиваемого отпуска до родов по показаниям врача) и 6 недель после рождения ребёнка (8 недель при операции кесарева сечения). После окончания отпуска по беременности и родам возможно взять дополнительный оплачиваемый отпуск по уходу за ребёнком длительностью 6 недель и ещё дополнительные 6 недель неоплачиваемого отпуска по желанию, но существует очень много нюансов, которые могут препятствовать этому: размера оплаты такого отпуска, отсутствие гарантии сохранения места сотруднику, который планирует такой отпуск взять.

Обратите внимание =>  Пособие малоимущим семьям в 2019 пермь адрес

Но в целом формула сохранилась. Так, согласно ст. 255 ТК РФ, женщинам по их заявлению и на основании выданного в установленном порядке листка нетрудоспособности предоставляются отпуска по беременности и родам продолжительностью 70 (в случае многоплодной беременности – 84) календарных дней до родов и 70 (в случае осложненных родов – 86, при рождении двух или более детей – 110) календарных дней после родов с выплатой пособия по государственному социальному страхованию в установленном федеральными законами размере. Кстати, следует отметить, что норма о предоставлении перерыва женщинам для кормления грудью сохранилась в неизменном виде со времен постановления ВЦИК 1918 года (на данный момент, данное положение регулируется ст. 258 ТК РФ)

Сейчас в России

“Непосредственное физическое обладание представляется ему единственной целью жизни и существования; категория рабочего не отменяется, а распространяется на всех людей; отношение частной собственности остается отношением всего общества к миру вещей; наконец, это движение, стремящееся противопоставить частной собственности всеобщую частную собственность, выражается в совершенно животной форме, когда оно противопоставляет браку (являющемуся, действительно, некоторой формой исключительной частной собственности) общность жен, где, следовательно, женщина становится общественной и всеобщей собственностью. Можно сказать, что эта идея общности жен выдает тайну этого еще совершенно грубого и неосмысленного коммунизма. Подобно тому как женщина переходит тут от брака ко всеобщей проституции,* так и весь мир богатства, т.е. предметной сущности человека, переходит от исключительного брака с частным собственником к универсальной проституции со всем обществом. Этот коммунизм, отрицающий повсюду личность человека, есть лишь последовательное выражение частной собственности, являющейся этим отрицанием. Всеобщая и конституирующаяся как власть зависть представляет собой ту скрытую форму, которую принимает стяжательство и в которой оно себя лишь иным способом удовлетворяет. Всякая частная собственность как таковая ощущает – по крайней мере по отношению к более богатой частной собственности – зависть и жажду нивелирования, так что эти последние составляют даже сущность конкуренции. Грубый коммунизм есть лишь завершение этой зависти и этого нивелирования, исходящее из представления о некоем минимуме. У него – определенная ограниченная мера. Что такое упразднение частной собственности отнюдь не является подлинным освоением ее, видно как раз из абстрактного отрицания всего мира культуры и цивилизации, из возврата к неестественной простоте бедного, грубого и не имеющего потребностей человека, который не только не возвысился над уровнем частной собственности, но даже и не дорос еще до нее”.